Нефть-2020: Россия ломает правила игры

Москва намерена выйти из ценовой сделки ОПЕК+, которую сама же и инициировала

Антон Чаблин

11626


На фото: Александр Новак (Фото:
AP/ ТАСС)

Материал комментируют:

Сергей Жаворонков

Россия в будущем году может выйти из сделки ОПЕК+, которую сама же инициировала два года назад. Об этом заявил министр энергетики Александр Новак: по его словам, экономический эффект от сделки уже исчерпан, ситуация на нефтяном рынке стабилизировалась, а стоимость черного золота удовлетворяет и потребителей, и производителей.

Напомним, сделка действует с декабря 2017 года, и была заключена для поддержания высоких цен на нефть: предполагалось сократить общий объем поставок на 1,2 миллиона баррелей в день.

Первоначальное соглашение было рассчитано на девять месяцев. В июле 2018 года участники картеля (14 членов ОПЕК и 10 стран, не входящих в организацию) в Вене договорились о подписании пакта о постоянном сотрудничестве — то есть о продлении первоначального девятимесячного соглашения.

В октябре во время турне Владимира Путина по странам Персидского залива договоренности были формализованы в виде хартии. Правда, сама же Россия последовательно не выполняла свои обязательства в рамках картеля, в течение восьми месяцев нынешнего года превышая целевой показатель. Скажем, в декабре она прокачивала 11,3 млн. баррелей в сутки — это на 62 тысячи больше установленного сделкой лимита.

Читайте также

Газовая резня-2020: Россию ожидает ужасно тяжелый год
«Газпром» пожертвует прибылью, чтобы устранить конкурентов в Европе

Причем Россия придумывала самые разнообразные поводы, чтобы объяснить несоблюдение взятых на себя обязательств: от сурового климата до технических проблем, вызванных загрязнением нефтепровода «Дружба».

Подобные отговорки не помешали России договориться с ее партнерами по ОПЕК+ еще больше усилить ограничения на нефтедобычу в первом квартале 2020 года — до 1,7 млн. баррелей в день (первоначальный лимит, напомним, составлял 1,2 миллиона).

Встретиться, чтобы обсудить конкретные параметры новой сделки, участники картеля намерены в марте будущего года в штаб-квартире ОПЕК в Вене. Но перспективы крайне туманны: министр Новак проговорился, что отмена сделки позволит сохранить долю России на нефтяном рынке, а также реализовать российскими нефтяными компаниями перспективные проекты.

— Надо понимать, что если в семидесятые годы ОПЕК контролировала более 60% нефтедобычи на планете, то сейчас ситуация изменилась. Доля ОПЕК непрерывно падает: сейчас это всего 32% (например, в 2016 году было 33,5%). Доля России — 11,3%. При этом, например, доля США составляет уже 17,8%, и эта цифра постоянно растет, — говорит «Свободной прессе» старший научный сотрудник Института экономической политики, член правления фонда «Либеральная миссия» Сергей Жаворонков.

— Таким образом, аргументы о том, что сокращение добычи ОПЕК+ компенсируется другими странами, которые от нее только выигрывают, имеет право на существование.

В России главными противниками сделки являются крупнейшие добывающие компании, прежде всего, «Роснефть», чей глава Игорь Сечин публично высказывался против продления сделки. Сторонники сделки (прежде всего, Минфин во главе с Антоном Силуановым) говорят, что рынок нефти неэластичен, и рост добычи на несколько процентов может повлечь за собой куда более глубокое падение цены.

«СП»: — Сечин, напомню, не только выйти из сделки предлагал, но и компенсировать «Роснефти» потери от участия в ней. Ну а вам, чья позиция ближе: нефтяников или налоговиков?

— Компенсировать Сечину ничего не надо, он и так богатый, компания прибыльная. При этом все же позиция нефтяников мне ближе и, кажется, лучше было бы выйти из соглашения ОПЕК+. Цены на нефть скорее зависят от количества денежной ликвидности в мире, выступая в роли резервной валюты, а не от ее физического потребления. Так, в 2008 году потребление нефти упало на пару процентов, а цена — в два с половиной раза за несколько месяцев.

Читайте также

«Северный поток-2» угодил в идеальный шторм
Госдепартамент США поставил ультиматум Европе из-за трубы «Газпрома»

«СП»: — Но нет ли, на ваш взгляд, в решении выйти из сделки больше политики, нежели экономики? Например, попытка влиять на страны Ближнего Востока?

— Нет, здесь чистая экономика. У России нет принципиальных противоречий со странами ОПЕК. Монархии Персидского залива не поддерживают операцию в Сирии, но особо и не противодействуют ей, в отличие от Турции и США. Ряд стран (Катар, ОАЭ, Кувейт) являются инвесторами Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ).

«СП»: — Противодействия со стороны арабских монархий не ожидаете?

— У монархий Залива нет особых возможностей как-то нам отомстить. А особыми друзьями они нам никогда не были. К тому же они не являются единым фронтом, там есть серьезные внутренние противоречия — между Саудовской Аравией и Катаром, например, вообще разорваны дипотношения. И тот же Катар покинул ОПЕК еще в 2019 году, также как и Эквадор выходил из картеля с 2020 года.

«СП»: — «Ливийский» фактор, который сейчас в фокусе внимания, вы в отношениях России с ОПЕК сбрасываете со счетов?

— С экономической точки зрения Ливия малоинтересна: добыча нефти невелика (1,3 млн. баррелей в сутки) и была минимальна последние годы, не особо колеблясь. Но получить контроль над ней Москве не светит, особенно учитывая недавние новости из Турции. А с военно-политической… Как мы знаем, российские власти могут влезть в любую дыру, хоть в Центрально-Африканскую Республику.

Нефть и газ: «Северный поток-2» угодил в идеальный шторм

Новости транзита: Зеленский: выплата «Газпромом» денег «Нафтогазу» — большая победа Украины

Источник: svpressa.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.