«Мы скатимся к тому, что за канистру бензина будут платить 5 тысяч»

Алчность бизнеса и некомпетентных управленцев толкают страну в топливый кризис


Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Скрытые наценки на бензин, о которых уже открыто говорят и СМИ, и эксперты, в итоге могут привести к росту цен на все товары.

По информации газеты «Коммерсант», после решения о заморозке цен на топливо нефтяные компании начали сокращать или отменять скидки для корпоративных клиентов, а теперь на повестке и введение «сервисных сборов» за пользование топливными картами. При этом в правительстве изданию сообщили, что не имеют информации о клиентских программах сетей.

Как следствие, автоперевозчики вынуждены закладывать издержки в стоимость своих услуг, что, в конечном счете, неминуемо отразиться на ценниках в магазинах и на рынках.

Ранее в интервью программе «Вести в субботу» (телеканал «Россия 1») вице-премьер Дмитрий Козак заявил о невозможности введения государственного регулирования цен на топливо. При этом добавил, что у правительства есть возможности для сдерживания уровня розничных цен в пределах инфляции.

«Я по-прежнему подтверждаю то, что неоднократно говорил летом, у нас есть инструменты, хватит ресурсов, да и, в конце концов, хватит доброй воли нефтяных компаний, чтобы сдержать уровень розничных цены на моторное топливо в пределах инфляции. Именно об этом мы договорились (с нефтяниками — ред.) за одну ночь», — сказал он. По словам вице-премьера, уже на следующий день после достижения договоренности началось снижение цен на различные виды топлива. Но потом бензин вновь стал дорожать. Результаты «согласия» каждый, а не только автомобилисты и грузоперевозчики, могут регулярно отслеживать на собственном кошельке.

Тем временем, Росстат зафиксировал рост цен на бензин в октябре по сравнению с сентябрем на 0,4%, а за 9 месяцев этого года по сравнению с аналогичным периодом прошлого на 9,4%. Осталось дождаться статистики ноября.

Глава Российского топливного союза (РТС) Евгений Аркуша, комментируя телеканалу «360» ситуацию со скрытыми наценками, пояснил, что производители пытаются компенсировать убытки на розничном рынке.

«Делается это потому, что заморозили розничные цены. Ищут способы компенсировать потери», — сказал он. По его мнению, налицо скрытый рост цен, который ведет к увеличению расходов автоперевозчиков, и как следствие — к росту цен на все товары.

Президент Национальной ассоциации грузового автомобильного транспорта «Грузавтотранс» Владимир Матягин сообщил «СП», что из некоторых регионов поступает информация о том, что крупные сети объявили об отмене скидок корпоративным клиентам, а за использование топливных карт планируется ввести наценку до 4-х процентов.

— Я оптом беру топливо и еще за это плюс 4%.

«СП»: — Перевозки подорожают?

— Что касается подорожания, то ситуация непонятная, двоякая. Возможно, на каких-то направлениях и будут, но у нас в основном очень сложный рынок. Даже на совещании у Козака мы увидели, что вроде бы договорились об одном, но лукавят и пытаются найти лазейки. То есть, нормальных правил игры нет.

Также и в транспортной сфере. Рынок запущен и нет нормального контроля за исполнением законодательства. «Платон», весогабаритные, оплата налогов, режим труда и отдыха и многое другое, что должно облегчить жизнь перевозчика и создать нормальную конкуренцию, играют против добросовестной конкуренции. Мы неоднократно поднимали вопрос, в том числе и в правительстве: у нас должный контроль будет или нет? Куда рынок катится?

Сегодня перевозчик, чтобы заработать и свести концы с концами, экономит на безопасности (например, не покупает новые запчасти, колеса), экономит на топливе, что сказывается на экологии. Масса аспектов, где он уходит от должного соблюдения законодательства.

Может, где-то и подорожают (грузоперевозки), но, я думаю, что в большей степени перевозчик решит урезать зарплаты сотрудникам, уволит пару специалистов или вместо новых колес будет бу использовать, перестанет налоги платить. Вот к чему это все приведет.

«СП»: — То есть на ценах на товары для потребителя это не скажется?

— Я думаю, что это может случиться, но потому что, пользуясь ситуацией, ритейлеры, поставщики поднимут цены, как это было с «Платоном». «Платон» должен был поднять на копейки, а произошло поднятие цены на 20−40%.

У нас не рыночные отношения, а барыжные, когда пытаются сегодня хапнуть, не думая о потребителе. Тоже и с нефтяными компаниями. Они мало денег зарабатывают? Да прилично они зарабатывают. Бедные-несчастные не могут для внутреннего рынка обеспечить нормальное ценообразование.

Если бы государство захотело жестко подойти к этим вопросам, можно было бы поставить очень строгие ограничения для топливников и сказать: пока не насытите рынок продукцией, ни одного литра бензина заграницу не отправите. Вроде бы правительство это обещало, но посмотрим, как оно сдержит обещание.

Генеральный директор ЗАО «Инфотэк-терминал», ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев считает, что проблема кроется в налогообложении.

— Я хочу напомнить притчу про жадного крестьянина, который не кормил свою корову и продолжал ее доить. Думал, что она привыкнет и так будет всегда. Но корова подохла. Примерно такая же ситуация у нас сейчас с бензиновым рынком.

Если взглянуть на отчетность компаний за 9 месяцев, которая только что вышла, можно увидеть следующее. Цены на бензин, которые были на бирже до того, как их зафиксировали и после этого, и какие цены выставляют компании-посредники, то можно понять: потери нефтяников (и тех, кто добывает, и тех, кто перерабатывает, и тех, кто продает бензин) составляют 2 рубля за литр бензина в среднем по России.

Эти потери никак скомпенсировать не разрешают. Установили разного рода правила, которые требуют от нефтяников, чтобы они работали себе в убыток, но при этом полностью обеспечивали бензином всю страну.

Фактически, соглашение, которое представил вице-премьер нефтяным компаниям, это соглашение о переходе от рыночной экономики к плановой, что в данный момент чревато, во-первых, дефицитом, во-вторых, появлением «черного рынка».

Эти особенности нас в ближайшее время ждут, если соглашение будет действовать.

«СП»: — А что в итоге с ценами на бензин?

— Что касается цен на заправках. Если соглашение просуществует достаточно долго, скажем, в пределах года, то из 24 тысяч заправочных станций в России останется 12 тысяч.

На тех АЗС, которые выживут, цены будут соответствовать соглашению, только бензина там не будет. Будет его дефицит. Его будет невыгодно производить и продавать. Поэтому всё, что можно будет сделать, чтобы его не производить, нефтяники сделают. В результате производство сильно упадет.

В советские времена, чтобы купить бензин, надо было встать в 6 утра, и к 12 дня появлялась возможность получить одну 20-литровую канистру. При том в кустах за бензоколонкой сидели мальчишки 12 лет, которые по советским законам были неподсудны, и продавали эти канистры в 5 раз дороже. Сейчас такая канистра будет стоить 5 тысяч рублей. Вот, что нас ждет в ближайшее время.

В рыночной экономике фиксировать цены нельзя. Есть способы управления ценой, но это не фиксация цен. Для управления ценой существует, во-первых, управление налоговым бременем. У нас большая часть цены бензина — 71% — это налоги. Можно снизив налоги, снизить цену.

Второе, что можно сделать, это обеспечить конкуренцию, которую сейчас давят. Третье — укрепить национальную валюту, чтобы внешний рынок был уравновешен внутренним. И четвертое — заградительные пошлины на бензин, чтобы его не вывозили. В общем, меры известные, что делать понятно.

Если бы наше действующее правительство обратилось к опыту предыдущих правительств… У нас ситуация, которую мы наблюдаем, повторяется четвертый раз со времени распада Советского Союза. Это были 1996-й год, 1999−2000 годы после дефолта 1998-го, 2007-й, и вот сейчас очередной.

Я сам бы в правительственной комиссии при вице-премьере Николае Аксененко. Она занималась не регулированием цен на бензин, хотя формально ее для этого создали, а проводила курс молодого бойца для наших чиновников, которые просто не понимают, что делают.

«СП»: — Мы постоянно видим растущие цены на бензин, а значит, растут и цены на все товары, которые надо доставлять. Так чему мы идем? К чему приведут «скрытые наценки»?

— Нефтяники отменили льготы для корпоративных клиентов. Только и всего. Никакого нарушения соглашения в этом нет. Предоставлять или нет льготы — право нефтяников.

Теперь корпоративные клиенты льгот не имеют, соответственно, цены для них выросли. Фактически, они должны платить за корпоративное обслуживание, а не за бензин.

Соглашение не нарушено, но ясно, что будет масса вариантов повышения цен на бензин: от обычного недолива до пересортицы. У нас сейчас даже в Москве найти заправку с нормальным бензином практически невозможно, потому что большой процент низкокачественного бензина.

На наших перерабатывающих заводах производят лучший бензин в Европе. Но его уже не хватает, потому что никто не хочет его производить.

С 2014 по 2018 года доля налогов в цене бензина увеличилась с 65% до 71%. Со следующего года она увеличится до 75%, потому что со следующего года увеличиваются сразу три налога: НДС, НДПИ и акциз в полтора раза.

Правительство фактически повышает цены на бензин. Нефтяники, от геологов до заправщиков на АЗС, все вместе получают с проданного литра бензина 2%. Остальное идет на прямые производственные затраты: перегонку нефти, перевозку и хранение бензина, а главная часть — налоги.

Если бы правительство действительно хотело снизить цены на бензин, оно могло бы просто аннулировать акциз. И цены бы в один день упали на 3 рубля за литр. Но этого никто не делает. Наоборот, увеличивают акцизы.

От акцизов на бензин в 2018 году бюджет получит 300 млрд. рублей. А профицит бюджета приближается сейчас к 10 трлн. рублей. Это деньги, с которыми правительство не знает, что делать. Только от повышения цен на нефть за 9 месяцев этого года бюджет получил 1 трлн. 600 млрд. рублей. Почему нельзя отделить 300 млрд. от этих шальных денег? И аннулировать акциз, чтобы люди могли покупать бензин нормально?

У нас уровень потребления бензина по сравнению с Канадой задавлен в 4 раза, потому что денег нет. У нас уровень жизни очень низкий. У нас самые низкие цены на бензин в Европе и одновременно самые низкие зарплаты.

«СП»: — То есть вопрос снижения цены на бензин автоматически снимает проблему с другими ценами.

— Конечно. Можно было бы и инфляцию свернуть, в значительной степени повысить уровень жизни населения, дать толчок малому и среднему бизнесу. Можно было бы многого достигнуть, если отменить акциз.

Кстати когда вводили дорожный налог, в правительстве заявляли, что вводят его вместо акциза. В результате есть и дорожный налог, и акциз. Мы фактически увидели очередной скачок налогообложения нефтяной отрасли. Она имеет у нас самое высокое налогообложение в мире.

Экономический кризис: Стала известна общая сумма долгов россиян

Нефть и газ: Эксперты назвали регионы с самым дорогим и дешевым дизельным топливом

Источник: svpressa.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.