Финиш пенсионной реформы: ГПП превратят в МММ, оставив стариков без денег

Игра «в наперсток» выходит на новый уровень — нормальных пенсий, как не было, так и не будет

Андрей Захарченко

29358


Фото: Дмитрий Рогулин/ТАСС

Материал комментируют:

Владислав Жуковский

В октябре 2019 года, после тяжелых продолжительных обсуждений, Минфин опубликовал законопроект о так называемом «гарантированном пенсионном плане» (ГПП), призванном всемерно мотивировать россиян самостоятельно копить себе на старость в свете последней людоедской пенсионной реформы.

В качестве мотивирующих «плюшек» министерство прописывало в рамках ГПП, например, страхование не только изначально вложенных средств, но инвестиционного дохода по ним, а также некоторые другие преференции. Участие в программе предусматривалось исключительно на условиях добровольности. По логике чиновников все это выглядело настолько привлекательным для граждан после повышения пенсионного возраста, что, например, Минэкономразвития уже поспешило заявить, что именно из незапущенного еще ГПП возьмет аж целый триллион рублей для разгона нашей стагнирующей экономики.

Как и следовало ожидать, шоу пошло не так, и экспертное сообщество единогласно заявило, что в данном виде система нежизнеспособна, поскольку может худо-бедно заинтересовать исключительно граждан с большими зарплатами. Однако таковых у нас в стране, во-первых, раз-два и обчелся, а, во-вторых, о своей старости они наверняка уже позаботились сами. Минфин, конечно, попытался сделать «ход конем», и устами замминистра финансов РФ Андрея Моисеева заявил: поучаствовать в этой самой системе ГПП в принудительном порядке придется всем чиновникам России. Правда, практически тут же была включена задняя передача, и все тот же Андрей Моисеев уверил перепуганных государевых людей, что ничего такого вообще не планировалось.

Читайте также

«Народ беден исключительно по своей вине»
Правительство Медведева, изучив американский опыт, будет и дальше резать социальные программы

Но ведь любой россиянин знает — если кошка или собака отказываются есть колбасу, значит, она вообще непригодна в пищу, а уж если чиновник отказывается в чем-то участвовать, значит, для рядового гражданина это вообще равносильно чуть ли не самоубийству.

Наглядным подтверждением этого вывода стала дальнейшая судьба «гарантированного пенсионного плана». К концу ноября (всего за месяц) законопроект о ГПП оброс толстенным слоем жестких претензий со стороны Минтруда, российского Союза промышленников и предпринимателей (РСПП) и Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве.

Работодатели, например, опасаются, что реализация существующей концепции ГПП вступит в серьезные противоречия с уже существующими программами негосударственного пенсионного обеспечения (НПО), а его администрирование окажется крайне затратным. Кроме того, разработчиков ГПП упрекают и в том, что в существующем виде план предполагает монетизацию пенсионных накоплений и резервов. И это лишь малая часть разгромной по своей сути критики.

В Минфине, естественно, пообещали доработать идею ГПП с учетом всех замечаний, и повторно опубликовать законопроект для публичного обсуждения на официальном сайте regulation.gov.ru.

Но ведь этот несчастный законопроект о ГПП (который сначала назывался индивидуальным пенсионным капиталом, ИПК, потом гарантированным пенсионным продуктом) уже, наверное, миллион раз подвергался правке в процессе обсуждения. Возникает вопрос: а хватит ли вообще экономическому блоку правительства знаний и умений, чтобы создать для россиян хотя бы мало-мальски адекватную и приемлемую систему накопления средств на достойную пенсию? Или за всеми этими танцами с бубном скрывается еще более дикая по своим последствиям, чем повышение пенсионного возраста, пенсионная реформа? Или государство вообще уже открыто заявит, что пенсии платить своим гражданам больше не намерено?

— Для всех мало-мальски здравомыслящих людей все уже давно вполне очевидно, — пояснил «СП» член экспертного совета «Деловой России», экономист Владислав Жуковский, — что пенсии в России не будет. Не этих нищенских подачек в 11−12 тысяч рублей, на которые невозможно физиологически выжить, а нормальной пенсии. И все три пенсионные реформы, прошедшие за последние 20 лет, лишний раз показали, что ничего адекватного и конструктивного власти предложить не могут. Что основное целеполагание государства — не улучшение условий жизни населения и стариков, а максимально переложить бремя социальных расходов с плеч государства, то бишь бюджета, на плечи самого населения.

Собственно говоря, население используют как некую дойную корову, чтобы собрать как можно больше платежей, налогов и далее по списку. Вспомните, о повышении пенсионного возраста, и все станет понятно.

При этом любые механизмы пополнения бюджета страны вообще и Пенсионного фонда России в частности, которые помогли бы решить проблему низких пенсий, отклоняются.

«СП»: — От каких именно механизмов отказывается государство?

— Власти, например, категорически не готовы идти на введение прогрессивной шкалы налогов. Не готовы они и отказываться от отрицательной по своей сути шкалы страховых взносов.

«СП»: — А что не так у нас со страховыми взносами?

— Если ваш годовой доход превышает 1,2 миллиона рублей или 100 тысяч рублей в месяц (что много по российским, но маловато по мировым меркам), то ваши отчисления в ПРФ составляют не 22%, а всего лишь 10%. Получается, бедные попросту платят за богатых. Сама по себе ситуация абсолютно идиотическая. Как при таких раскладах можно было придумывать какую-либо реформу, не обсудив этот вопрос с профсоюзами, с бизнесом, с «Опорой России», с политическими партиями, оппозицией? Тем более пенсионную реформу, которая касается абсолютно каждого россиянина? В итоге получилось то, что получилось — сами наклепали что-то буквально «на коленке», сами какую-то очередную чушь предложили, ничего не просчитали, ни с кем не согласовали, сами же пошли ее переделывать. Все очень закономерно.

Только вот люди прекрасно понимают — то, что в России подается как реформа, во всем цивилизованном мире называется воровством и разрушением. Будь то реформа ЖКХ, будь то реформа РАО ЕЭС, будь то пенсионная реформа или монетизация льгот. Все сводится к одному — максимально поднять тарифы, поднять налоги, повысить платежи для населения. И при этом сократить масштабы социальной поддержки населения.

«СП»: — И гарантированный пенсионный план, получается, задуман с аналогичной целью?

— Гарантированный пенсионный план — абсолютно фейковая вещь. Напомню, что в соответствии с пенсионной реформой у граждан с 2004 года уже были накопления на персональных счетах. И на них уходило 6% Фонда оплаты труда из тех 22%, что платил работодатель за работника.

Нам клялись и божились, что эти деньги неприкосновенны, что кроме самого гражданина к ним никто не притронется и на них никто не посягнет. Но прошло 10 лет, и в 2014 году волевым решением президента Путина, главы правительства Медведева и партией власти «Единая Россия» их конфисковали под видом бессрочной заморозки.

Сначала их заморозили на год, потом на два, потом на три, потом уже на 6−7 лет. А теперь говорят, что деньги эти не вернут. Теперь все это пойдет в общий котел на латание дыр в бюджете ПФР. А гражданам вместо этих денег будут начислять мифические электронные баллы, которые потом, когда-нибудь, конвертируются в реальные рубли. При условии, что на это найдутся деньги в бюджете.

«СП»: — То есть вся нынешняя пенсионная система России…

— Нынешняя пенсионная система в России после провала очередной пенсионной реформы сильно напоминает узаконенную пирамиду МММ и одновременно Поле чудес, где Буратино закапывал свои золотые. ГПП — это попытка ввести для населения очередной сбор в размере 6% от Фонда оплаты труда. То есть еще раз добровольно-принудительно повторить историю с отнятыми в обмен на электронные баллы предыдущими пенсионными накоплениями.

Читайте также

Фарс пенсионной реформы: Где обещанная к пенсии прибавка в тысячу рублей?
Правительство Медведева не может объяснить, куда ушли деньги, освобожденные за счет повышения пенсионного возраста

Все прекрасно понимают, зачем вообще нужен этот ГПП. Ведь если у человека есть деньги, он накопит себе на старость сам. Отложит, купит валюту, еще куда-то вложится, но уж точно не отдаст эти деньги государству и тем более не будет играть с ним какие бы то ни было игры.

«СП»: — Но, может быть, не все так печально, и после замечаний Минтруда, РСПП и Института правоведения к концу декабря у Минфина все же получится что-то вменяемое по ГПП?

— Ну, я бы не стал сильно возбуждаться по этому поводу. Особенно памятуя о том, что Минфин у нас не для правительства, а правительство — для Минфина. Это ведомство возглавляет вице-премьер правительства Антон Силуанов. Он является, по сути, главным казначеем государства, определяя все денежные потоки и отвечая за всю экономику в целом и нацпроекты в частности. Так что все замечания Минтруда, Минэкономразвития и кого бы то ни было еще, будут учтены, но только в виде реверансов, чисто формально. Но в целом суть законопроекта останется той же самой.

Вспомните, когда проталкивали пенсионную реформу, когда повышали пенсионный возраст тоже ведь общались с какими-то «ручными» профсоюзами, советовались с какими-то непонятными, «домашними» общественными организациями, учитывали мнение каких-то странных НИИ. В итоге все, что было сделано — возраст выхода на пенсию женщинам подняли не до 63, а до 60 лет. Так что и в случае с ГПП что-то будет подкорректировано, чтобы, так сказать, сохранить лицо и соблюсти некую имитацию обсуждения. Чтобы все министерства могли потом сказать — ну, хорошо, наши поправки учтены, мы все поддерживаем.

По большому же счету, нашему Минфину начхать на мнения других ведомств, профсоюзов, работодателей, бизнеса, избирателей. У него четкая задача — урезать расходы и повысить доходы. И второе делать через повышение налогов, а первое — через сброс социальных обязательств и расходов на ветеранов, пенсионеров, инвалидов, многодетных.

Так что ГПП как раз и будет подобным новым налогом, а никаким не гарантированным социальным обязательством. Посмотрите, в этом году захлебывающийся от денег Минфин при профиците бюджета на уровне 3 триллионов рублей с января месяца не нашел 350 миллиардов рублей на индексации пенсий работающим стариками и инвалидам. Чем окончательно подтвердил свой статус антисоциального ведомства. Вопрос, что и в чьих интересах у нас делается, отпадает сам собой.

Читайте также

Не хотите работать 4 дня в неделю, будете работать 4 часа в день
Правительство упорно лоббирует сокращение рабочего времени. Для чего?

«СП»: — То есть на государство больше надеяться не стоит. Но тогда на что или на кого? На негосударственные пенсионные фонды имеет смысл какие-то надежды возлагать, или уже тоже не стоит?

— Мы живем в ситуации, когда «Единая Россия» и люди, возглавляющие правительство, демонстрируют глубоко порочные взгляды на экономику. Эти взгляды антинаучны, они антисоциальны. И если вы посмотрите статистику, то увидите, что только 15% россиян демонстрирует доверие к пенсионной системе. Остальные 85% понимают, что это, по сути, легализованный лохотрон. Так что на пенсии копить, безусловно, надо самим. Для этого есть, например, негосударственные пенсионные фонды, некоторые из которых имеют даже 25-летнюю историю работы. НПФ направляет вклады граждан, как правило, в достаточно высоконадежные и низкорисковые активы — облигации государственного займа, корпоративные облигации.

Но только не нужно забывать, что, во-первых, банкротство пенсионного фонда — вещь вполне реальная, поскольку НПФ, по сути, частная юридическая компания. Вспомните олигарха Бориса Минца, который сбежал в Лондон, похитив сотни миллиардов рублей. А, во-вторых, государство всеми силами пытается наложить руку и на негосударственные накопления граждан, а это уже очень опасная история.

«СП»: — Почему эта история опасна? И каким боком тут оказывается государство?

— Анатолий Чубайс тут высказался о том, что нужно разрешить негосударственным пенсионным фондам разрешить инвестиции в технологические стартапы. Однако они являются высокорисковыми, а, значит, накопления граждан вполне могут быть банально и быстро разворованы под прикрытием этих самых технологических инвестиций.

Новости пенсионной системы: Пенсионная реформа в Мосгордуме: фракция КПРФ требует повысить прожиточный минимум

Проблемы пенсионной системы: Пенсионная реформа: Россияне с зарплатой меньше 100 000 на пенсию могут не расчитывать

Источник: svpressa.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.