В России или будет дешевый бензин, или будет нормальная социалка

Соглашение правительства с нефтяниками о моратории на рост цены топлива закончилось. С 1 июля цены отпущены, и они слегка начали ползти вверх. Но на днях Госдума приняла поправки в Налоговый кодекс, предусматривающие механизм для стабилизации цен на бензин, дизельное топливо и авиакеросин.

Убережет ли это нас от дорогих авиабилетов и высоких цен на топливо? «Собеседник» обсудил проблему с руководителем Фонда национальной энергетической безопасности Константином Симоновым:

— Буквально на днях президент Путин сказал, что серьезное ограничение цен на топливо будет тормозить развитие нефтепереработки. И поддержал умеренное повышение цен. А есть ли верхняя планка этой умеренности?

— Планки нет. И если реагировать на ситуацию без эмоций, станет очевидно: избежать удорожания нефтепродуктов не получится, нравится нам это или нет.

Напомню хронологию событий. Полгода в России действовало соглашение, которое фиксировало цены на ряд нефтепродуктов в опте. Речь шла о том, чтобы цена не должна расти выше темпов инфляции. То есть о том, чтобы она вообще не росла, не говорилось. Но был зафиксирован предел.

Теперь соглашение не действует. И возникает два возможных варианта развития событий. Первый — на котором настаивает правительство в лице вице-премьера Дмитрия Козака: он говорит, что и без соглашения будет все в порядке и никакого роста не будет. Другой вариант — что будет открыто определенное окно возможностей. Конечно, никто не говорит, что надо компенсировать нефтяникам все за прошлые периоды. Но тем не менее цена на бензин вырастет.

Лукавство Минфина

— Но Госдума приняла законопроект, который увеличит «демпфирующие» компенсации нефтяникам. Из бюджета на это выделят порядка 400–500 млрд руб. Разве этого не хватит?

— Это лукавая формула Минфина. Ведь что такое демпфер? Коротко напомню, как этот механизм функционирует.

У любой крупной добывающей компании в России есть альтернатива: поставлять сырую нефть на экспорт или же на отечественный завод, чтобы он переработал ее тут и поставил на внутренний рынок. И когда выясняется, что гораздо выгоднее поставлять сырую нефть, без переработки, за рубеж, у компании возникает вопрос: а зачем я буду делать выбор в пользу внутреннего рынка? Тут вмешивается правительство: как же так, вы же обязаны думать о внутреннем потребителе. Нефтяники в ответ: вот цифры, мы оказываемся в серьезном минусе… И власти обещают компенсировать убытки.

— И в чем лукавство?

— В том, откуда берутся эти деньги. Если послушать Минфин, кажется, что из бюджета. Но на самом деле — из другого кармана тех же нефтяных компаний.

Механизм простой до безобразия: повысили налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и из этих денег нефтяникам будут возвращать убытки. То есть сначала они платят повышенный налог в бюджет (причем он повышен ровно настолько, насколько увеличены выплаты по демпферу), а потом им из этих денег возвращают упущенную прибыль.

Крест на переработке

— Неужели эти «жирные коты» не справятся с такой нагрузкой?

— У нас и впрямь есть восприятие нефтяных компаний как «жирных котов», которые не хотят поделиться с народом. Они действительно не такие уж бедные. Между тем государство все время думает, как увеличить поступления от нефтяников. Сегодня, как ни крути, порядка 70% в стоимости нефтепродуктов составляют налоги и акцизы, то есть эти деньги наполняют бюджет.

Нефтяники сейчас пытаются объяснить, что из-за налогового маневра в России стала нерентабельной переработка. А власти им отвечают: вы же можете закрыть «дыру», исходя из добычной прибыли. Могут, но это неправильная история. Ведь выходит, что власти открыто декларируют: переработка у нас убыточна, ее надо субсидировать из другой деятельности.

Тогда возникает вопрос: зачем же нефтяникам вообще инвестировать в такую переработку — в тот сегмент, который правительство считает убыточным (несмотря на все разговоры о том, что надо уходить от сырьевой экономики)?

— С макроэкономической точки зрения это важный момент. А для простого-то обывателя у бензоколонки что изменится, если переработка начнет развиваться? Все равно все эти повышения в конечном итоге оплачивает он собственными деньгами…

— Цены не будут расти, если появится независимая переработка, которая отделена от добычи. Когда появятся конкурирующие друг с другом заводы, которые будут снижать цены на свою продукцию и вкладывать деньги в модернизацию, предлагая рынку качественный и дешевый продукт.

— Похоже на красивую рыночную сказку…

— Да, особенно если учесть, что переработка у нас сегодня вообще минусовая и правительство честно говорит: «да, убытки, но закройте их из добычного сегмента». А это означает, что власти вообще ставят крест на переработке.

И сейчас, кстати, разворачивается история с Антипинским НПЗ в Тюмени — ярчайший пример судьбы независимого нефтепереработчика. Правда, у этого НПЗ было три месторождения в Оренбургской области, но они не были встроены в систему переработки. Смотрите: новейший завод, глубина переработки у них 98%, новые технологии, гигантские инвестиции… Казалось бы, витрина отечественной переработки. А в результате мы видим, что долги у предприятия чуть ли не такие же, как стоимость постройки Крымского моста, бывший собственник под арестом, экс-гендиректор сбежал за границу, в розыске. Вот такая история независимой переработки.

А это означает, что никакого конкурентного рынка у нас не будет еще десятилетия. И даже мечты об этом не будет.

— В общем, надо настроиться, что бензин будет и дальше дорожать? Несмотря на все декларируемые властями усилия и спешно принимаемые Госдумой поправки?

— Думаю, да. К слову, соглашение с нефтяниками некоторые эксперты называют лукавым. Я все-таки с этим согласиться не могу: оно сдержало рост цен. А ведь в этот период мировая цена на нефть росла.

Другое дело, что эти компании не забыли, что полгода жили с ограничениями, и я не исключаю, что сейчас они попытаются (опять же, воодушевившись словами президента о возможном росте) свои потери компенсировать. Вопрос лишь в том, окажется ли грядущий рост цен на топливо шокирующим, как это было летом прошлого года, когда начались манифестации, или нефтяным компаниям удастся аккуратно пройти этот период.

— Добавляют ли свои пять копеек независимые АЗС? Многие эксперты указывают на них как еще на один источник роста цены на бензин.

— Я бы не стал перекладывать на них вину. Идея властей была в том, чтобы зафиксировать цену в опте, тем самые не давая рознице задирать стоимость бензина. А это означает, что и независимые АЗС получают нефтепродукты по той же цене, что и вертикально интегрированные. То есть у них нет объективных причин повышать цену, если только они не видят ее повышение в опте. И хотя на АЗС соглашение не распространялось и некоторые все же пытались задрать цену, я бы всех собак вешать на них не стал.

Дубина правительства

— Премьер Дмитрий Медведев несколько раз уже угрожал нефтяникам «дубинкой» — заградительными пошлинами на экспорт, если те будут задирать цены на топливо внутри страны. Поможет?

— На самом деле это такая дубинка-бумеранг — ею легко можно и себе по башке треснуть. Ну введут заградительную пошлину на нефтепродукты, а то и на сырую нефть… Что будет, если компании в ответ на принуждение продавать нефть по фиксированным ценам начнут проявлять принципиальность? Предположим, они попросту остановят поставки сырой нефти — и как тогда будет закрываться бюджет РФ?

У нас же весьма интересная ситуация, когда даже госкомпании живут по своим принципам. То есть правительству надо будет еще постараться, чтобы заставить, скажем, «Роснефть» принимать нужные ему решения. В общем, тут жесткая игра. И кто кого напугает — еще вопрос.

Но у властей, конечно, много инструментов. Можно снова поднять налоги или вернуться к мораторию… Я вообще думаю, что в конечном счете все сведется к вводу госцен на топливо.

Поясню. У правительства было два пути. Тяжелый — попытаться структурно поменять отрасль и сделать так, чтобы у нас появилась независимая переработка. Ее ведь надо как-то создавать, воевать с компаниями, чего-то там выделять, проводить антимонопольные расследования… Отрасль непростая. Не дай Бог это бы привело к тому, что «крупняк» вообще откажется инвестировать в переработку и начнет заводы закрывать (а такие прецеденты были)… Власти ведь прекрасно понимают, что не переработка сегодня составляет основную маржу наших нефтяных компаний.

Второй путь более простой (и кабмин по нему идет): ввести госцены на топливо. Ведь по сути мораторий именно этим и был, только власти стыдливо отнекивались, говорили: эта мера временная. И тот факт, что мораторий отменили, ничего не значит. К нему так или иначе вернутся — как только цены на бензин повысятся, у граждан опять начнется паника, снова введут мораторий…

Как в Казахстане не получится

— А что плохого в дешевом бензине? Если посмотреть на страны-производители, то лишь в США и Норвегии он дороже, чем в России. В Казахстане, Азербайджане, Саудовской Аравии наполовину дешевле — где-то в районе 27–35 рублей за литр…

— А самый дешевый бензин в Венесуэле… Ответ прост: в этих странах доля налогов в цене бензина на порядок меньше, чем в России. Вы хотите иметь бюджет такой же, как в Венесуэле или на Кубе, где литр бензина вообще стоит 9 центов?

А если вы хотите, чтобы государство собирало нормальные деньги в бюджет, тогда бензин должен быть дорогим. Можно, конечно, требовать дешевого бензина, считая, что власти неэффективно тратят бюджетные деньги. Но тогда надо понимать, что ждать от правительства обеспечения социалки, реализации нацпроектов и тому подобного. Просто нельзя одновременно требовать дешевого бензина и роста социальных выплат, пенсий и так далее.

— Но разве Казахстан или Азербайджан не являются антипримером этого утверждения? Там и бензин дешевый, и с социалкой не так уж плохо…

— Нет, не являются: уровень жизни в этих странах на порядок ниже, чем в России.

Авиабилеты не станут дешевле

— Керосин включили в список товаров, по которым будут демпфинговые компенсации, — говорит Симонов. — Поэтому можно предположить, что цена на авиакеросин (как и на авиабилеты) в ближайшее время останется прежней, может быть немного снизится — символически. Это как в классическом анекдоте: как сделать человеку хорошо? Надо сделать ему плохо, а потом — как было раньше. Так и тут: увидев небольшое снижение, не стоит радоваться. Вспомните, как шустро — выше инфляции — дорожали авиабилеты за последний год… К сожалению, потребитель все равно окажется в минусе.

В тему

Старый анекдот, который так сильно похож на правду:

«Если мировая цена на нефть растет, то растет и цена на бензин.

А если мировая цена на нефть падает, то цена на бензин все равно растет: надо же компенсировать потери».

* * *

Источник: sobesednik.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.